«Дело» днепродзержинских коммунистов шито белыми нитками, - адвокат

Сегодня, 13 ноября, в Заводском районном суде г. Каменское (Днепродзержинск) состоялись дебаты по делу коммунистов Сергея Ткаченко и Дениса Тимофеева. Члены КПУ были задержаны 1 сентября 2014 года, почти два года содержались в СИЗО и были освобождены из-под стражи в мае 2016 года. Им инкриминированы статьи 109 и 263 Уголовного кодекса Украины. В ходе дебатов были озвучены позиции стороны обвинения и стороны защиты в деле.
Об этом сообщает корреспондент ГолосUA.
Прокурор Днепропетровской области Владимир Белянский был краток. Он без особых доказательств констатировал обвинение и затребовал для Ткаченко и Тимофеева по 5 лет лишения свободы, обязать их возместить расходы на следственные экспертизы, а вещественные доказательства уничтожить.
Адвокаты Ткаченко и Тимофеева указали, что требование возместить расходы на экспертизы не может быть возложено на обвиняемых, это не предусмотрено законом и может считаться нецелевым расходованием бюджетных средств. Куда интереснее ситуация с вещественными доказательствами. В ходе подробного выступления сторона защиты показала, что обвинение сфабриковано, а вещдоки, на которых оно основано, были подброшены при обыске. Кроме того, адвокатами был обнаружен ряд грубейших процессуальных нарушений.
«По результатам этого дела можно с уверенностью сказать, что оно шито белыми нитками, – говорит адвокат Александр Постернак. – Дело сфальсифицировано с самого начала. Не была соблюдена в установленном законом порядке процедура возбуждения уголовного дела. Не были внесены в ЕРДР данные по тем эпизодам, которые сейчас рассматриваются в суде. Данное производство расследовал неполномочный орган. По 263 статье УКУ следствие ведет орган внутренних дел, а его расследовало СБУ, постановлением прокуратуры подследственность не менялась. Если говорить о самих доказательствах, которые были предоставлены в судебном порядке, то они все сфальсифицированы. Протоколы следственных действий, осмотров, опознания лиц с указанием конкретных дат, участием понятых, свидетелей, нами были перепроверены. Взяты временные доступы к мобильным терминалам и оказалось, что эти лица в указанном месте в указанное время не находились. Четыре свидетеля указали, что им якобы Ткаченко и Тимофеев раздавали газеты в указанное время в указанном месте. Мы также это перепроверили и эти свидетели не оказались в указанное время в указанном месте. Это объективные данные. Все свидетели, которые указали, что им была распространена газета, сказали неправду в суде под присягой».
Использование лживых показаний ангажированных свидетелей – характерная черта обвинения в этом деле.
«Все свидетели, которые идут по нашему делу – это представители националистических организаций, они этого не скрывают, высказываются негативно о Компартии, неудивительно, что они дают ложные показания против нас как представителей КПУ, – говорит Сергей Ткаченко. – Позиция обвинения слабая, они проигрывают. Помочь переломить ситуацию им может только административный ресурс. Наша позиция не поменялась: мы требуем оправдательного приговора, дело сфабриковано. Это прямой удар по партии, националистическая власть направлено пытается нас выдавить из политической жизни».
В ходе обысков в жилищах Тимофеева и Ткаченко были обнаружены сепаратистские издания и взрывчатые средства. Они были обнаружены на втором кругу обыска при понятых, которые говорят, что вначале запрещенных материалов не было найдено. Подозрительно наедино в разных местах жилища обвиняемых оставались сотрудники правоохранительных органов, что является нарушением при обыске.
«Законодательство было нарушено, поскольку следователь пошел в другую комнату, уединился, самостоятельно начал фиксировать результаты этого обыска, к нему приходили другие участники обыска, а именно сотрудники правоохранительных органов и СБУ, – рассказывает адвокат Максим Сорока. – Они общались, все были с сумками, барсетками, пакетами, что не исключает, что у них могли быть эти запрещенные предметы, и они подбросили гранату с запалом в мусорное ведро. Доказательства защиты говорят о том, что преступление совершили работники правоохранительных органов, когда подбросили гранату в мусорное ведро. Вещественные доказательства, которые предоставляет сторона обвинения, были опровергнуты стороной защиты. Они являются сомнительными, противоречивыми между собой, а все сомнения, согласно Конституции Украины, должны быть истолкованы в пользу обвиняемых».
Интересная ситуация с найденными гранатами. На них не были обнаружены отпечатки пальцев обвиняемых, а сами боеприпасы сотрудники правоохранительных органов, такое впечатление, одолжили в одной из военных частей.
«По гранатам были определены их идентифицирующие знаки, – говорит адвокат Александр Постернак. – Там указываются серия, номер, по которым можно определить, за каким подразделением закреплены гранаты. Воинская часть, за которой были закреплены данные гранаты, на адвокатский запрос ответила, что такие гранаты у них находятся в использовании, за ними учитываются, однако такие гранаты не пропадали, не похищались, каким-то иным несанкционированным образом никуда не девались. Поэтому говорить, действительно ли эти гранаты были выявлены по месту проживания Ткаченко и Тимофеева, а не какие-то их муляжи, сейчас сказать нельзя. Если бы эти гранаты были у них выявлены с такими номерами, то они должны были бы пропасть с воинской части, но этого не произошло. Поспешно эти гранаты были уничтожены в порядке проведения экспертиз. Сейчас удостовериться те ли это гранаты невозможно, но факт остается фактом: они из воинской части никуда не пропадали».
«Я надеюсь, что суд учтет, насколько нагло были подброшены эти доказательства, – говорит Денис Тимофеев. – Ни я, ни Ткаченко не являемся нарушителями закона, тем более в таких вещах, которые нам вменяют. Гранаты, найденные в мусорном ведре или как у меня на летней кухне, – это просто смешно. Почему такой способ выбран? Наверное, сложно было другим путем нас убрать. Мы не нарушаем закон. Это дело сфальсифицировано. Это гонения против КПУ, поскольку я и Ткаченко являемся ее членами, вели активную деятельность. Лично мое мнение, это заказ властей».
Весьма подозрительными оказались и экспертизы найденных вещественных доказательств.
«По поводу проведения экспертиз взрывчатых веществ. Упаковывались изъятые вещи в одну упаковку, а в дальнейшем эксперты открывают совершенно другую упаковку, – продолжает рассказ адвокат Александр Постернак. – Упаковывался один предмет, эксперт открывает, а там находится два предмета. Можно считать, что в период между изъятием вещественных доказательств и дальнейшим их исследованием происходило несанкционированное вмешательство, возможно подмена, тех или иных доказательств. Других доказательств, которые бы указывали на причастность Тимофеева и Ткаченко к инкриминированным действиям, в суде продемонстрировано не было. Фактически все судебное разбирательство сводилось к пустым голословным утверждениям прокуратуры, однако подтверждения в судебном порядке предоставлено не было».
Итак, подброшенные вещественные доказательства (возможно, позаимствованные СБУ у армии), недопустимость улик, незаконный их сбор и необоснованный повторный обыск, нарушенные правила обыска, нарушение подследственности, права на защиту, незаконная смена обвинительного акта и другие процессуальные и следственные нарушения, ручные, дающие выводы вне соответствующей процедуры эксперты, лживые и ангажированные следствием свидетели, которые не были на указываемых ими событиях, о чем говорит временный доступ к терминалу мобильной связи. Вот на чем основывается позиция обвинения. Дело днепродзержинских коммунистов вполне показывает принципы работы так называемых правоохранительных органов: нет преступления – мы его придумаем. А каково правосудие узнаем вскоре. Суд огласит приговор 19 ноября.

Источник: https://golos.ua/i/647622
 


В связи со сложной ситуацией в Украине, а также с участившимися случаями откровенно неадекватных - оскорбительных, призывающих к насилию и разжигающих вражду - комментариев, возможность комментирования материалов на "Кстати+" временно закрыта.


Другие новости

Loading...

Реклама