«Я не еврей, я почти казах», - Борис Филатов

Об этом народный депутат от Днепропетровска сообщил в своем фейсбуке.
«Магический Казахстан. История русского «казаха».
…Я давно обещал своим «френдам» из Казахстана написать свою историю любви к их прекрасной стране. И вот, наконец, пришло время и вдохновение. Тем более, что никакой я не еврей по происхождению, а почти казах.
Дело в том, что с Казахстаном у моей семьи просто магическая связь. Вся история моего рода связана с этой удивительной страной.
В далеком 1907 году семья моего прадеда переехала в Казахстан из Псковской губернии как малоимущие крестьяне-переселенцы. Если сделать маленькое историческое отступление, то толчком переселенческому движению послужил закон от 13 июля 1889 года «О добровольном переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли». Стоит сразу отметить, что царское правительство земельные проблемы пришлого крестьянства решало за счет ущемления интересов казахов. Ведь земли были никакие не «казенные», а казахские! Только в период с 1885 по 1893 года у казахов лишь одной Акмолинской области было конфисковано 251 779 десятин земли. Юридическим обоснованием для изъятия земель казахов являлось Степное положение 1891 года, на основании которого все земли были объявлены единым колонизационным фондом. При этом правительство не прилагало особых усилий к рациональному освоению земель, так как цель была одна — просто расселить переселенцев.
Когда сегодня я слышу вопли очередных апологетов «русского мира» о «русском Северном Казахстане», то сразу вспоминаю историю переселения моих предков и массовое ущемление прав казахского населения.
Итак, продолжим.
10 марта 1906 года царь утвердил новые правила, которые разрешали отправлять уполномоченных для осмотра земли за Уралом без обследования хозяйственного положения желающих переселиться. Таким образом, право на переселение было предоставлено всем желающим без ограничений. В результате во второй половине 1910-х в Северном Казахстане наблюдается резкий рост русского населения. И если за период с 1896 по 1905 года в 4 области: Акмолинскую, Семипалатинскую, Тургайскую и Уральскую переселилось 234 134 человека, то в 1905–1915 годах уже больше миллиона ста тысяч !
Когда мои предки прибыли в Казахстан, то даже в живописном Боровом для ведения сельского хозяйства земель уже не оставалось. И пришлось крестьянам в десятом поколении переквалифицироваться в рабочие. Благо, что в Боровом к тому времени был построен крупный консервный завод. Кем? Ну, конечно, же... проклятыми американцами. Ведь они, и бельгийцы, и немцы всегда были движущей силой любой индустриализации в России. Именно на этом заводе начал работать с 13-ти ( ! ) лет мой дед Борис, тем более, что прадед очень быстро умер от туберкулеза и оставил семью без кормильца.
Далее, семья прадеда перебирается в 1916 году в Петропавловск и деду приходится батрачить учеником столяра и слесаря, подмастерьем в сапожной мастерской. Конечно, с такой биографией, когда началась революция, у деда был только один путь — в Красную Армию.
После гражданской войны, дед попал на работу на два года в ОГПУ и...быстро разочаровался в идеалах коммунизма. Особенно после подавления крестьянского восстания в Петропавловске.
Уже в апреле 1923 года деда увольняют из органов по статье и выгоняют из партии. Он идет работать в уголовный розыск Акмолинска, потом командует волостной милицией в Кокчетаве. А в октябре 1927 года решает переквалифицироваться в адвокаты.
И вот тут начинается самое интересное.
За период с 1927 и почти до самой смерти Сталина дед сменил место жительства более 30 ( тридцати ! ) раз. Ведь он хорошо знал, кто такие чекисты и на что эти нелюди способны. И поэтому впоследствии почти 30 лет дед перемещался по всему бывшему Советскому Союзу. Отработав менее года адвокатом в родном Петропавловске, он переезжает в Омск. Через полтора года возвращается обратно в Петропавловск, чтобы всего через месяц (!) спустя отправиться за тысячи километров в Смоленск. С апреля по сентябрь 1935 года дед работает юрисконсультом Чудовского цементного завода, что в Новгородской области. После этого опять возвращается в Казахстан, на этот раз в Караганду.
Но в Караганде у Бориса Филатова случается совсем уж трагикомическая история. Он берется защищать по уголовному делу зажиточного казаха, которого обвиняли в хищением материальных ценностей в сфере торговли. Казаха арестовали, и он, привыкший к сытной жизни, несколько месяцев просидел в камере на хлебе и воде.
Дед сумел добиться оправдательного ( ! ) приговора и доказать, что никаких хищений не было. Бедный казах, уже смирившийся c мыслью о неизбежной тюрьме, едва не лишился чувств, когда услышал оправдательный приговор. На радостях он приготовил шикарный бешбармак и пригласил на обед своего адвоката. После чего объелся калорийным блюдом...и помер.
И адвокат Филатов, четко понимая, что любая, даже невольная оплошность может оказаться для него роковой, в очередной раз был вынужден сменить место жительства. Теперь уже на Орел. А вот бешбармак, несмотря на неприятные ассоциации, был и остается любимым блюдом моей семьи.
Перед самой войной дед опять вернулся в Казахстан, откуда его и мобилизовали в армию.
Поразительно, но факт, дед полжизни прятался от чекистов, но в Казахстан возвращался постоянно. Больше пятнадцати раз! До самой своей смерти он был влюблен в эту страну и всегда отзывался о казахах с огромным уважением, хотя после войны переехал в Украину и уже больше ее никогда не покидал.
…Но магия Казахстана для моей семьи на этой истории не заканчивается.
Мой второй дед по матери — Трофим Федоров, интуитивно понимая, что от грядущего голода нужно перебираться в город, переселился из села в город Новоэкономическое (ныне Димитров) Донецкой области. Здесь он работал в гараже и несмотря на русскую фамилию определил своего сына Федора ( моего покойного дядю ) в украинскую школу, хотя ходить в нее было нужно на другой конец города.
После того, как грянула война семью деда эвакуируют в...Казахстан. В Караганду. Откуда 8 марта 1942 года Ленинским ГВК Караганды Трофима Федорова призывают на фронт. 23 июня 1942 года Трофим Федоров прибыл в 1198 стрелковый полк, сформированный на Урале, где находился на должности рабочего в оружейных мастерских полка в звании ефрейтора, а с 4 июля 1943 года – в третьем стрелковом батальоне. 7 ноября 1943 года Трофим Федоров был представлен к государственной награде – медали «За боевые заслуги», но уже через несколько дней погиб в белорусских болотах в жесточайших боях под Витебском. После чего бабушка с моей матерью и другими детьми вернулась в Украину.
Таким образом, судьбы моих покойных родители пересекались в далекой казахской Караганде, когда им было по 6 и 3 года ( ! ), чтобы затем познакомиться в Украине и уже пройти весь свой жизненный путь вместе до самой последней черты.

Надеюсь, теперь некоторым хоть немного стало понятно почему русский человек любит казахов, бешбармак и Украину, но ненавидит «русский мир», чекистов и Российскую империю.
Потому что это должен делать любой нормальный человек, который хоть немного разбирается в истории и чтит память своих предков, которых страшный имперский Молох молол десятками миллионов жизней. Вне зависимости от национальности. Без оглядки кто ты: русский, еврей, украинец или казах.
P.S. Но на этом, други мои, магия Казахстана не заканчивается. Во второй серии читайте об участии моих родственников в знаменитом казахском экономическом эксперименте Худенко, роковой роли театральной пьесы «Везучий Букен» Акима Тарази, отцовской медали «За освоение целинных земель» и что связывает мою семью с космодромом Байконур:)», - пишет Филатов.
 


В связи со сложной ситуацией в Украине, а также с участившимися случаями откровенно неадекватных - оскорбительных, призывающих к насилию и разжигающих вражду - комментариев, возможность комментирования материалов на "Кстати+" временно закрыта.


Реклама