Михаил Грицкан «После съемок в сериале «Джамайка» Вилли Токарев мне сказал: «Я с большим удовольствием поработал бы с тобой на одной сцене».

Опубликовано bugaev - ср, 07/21/2021 - 13:33
Грицкан

Заслуженный артист Украины Михаил Грицкан пришел на профессиональную сцену уже в зрелом возрасте, хотя и пел с самого детства. Талант, целеустремленность и жизненная мудрость помогли ему в достаточно короткий срок войти в число самых известных украинских исполнителей. На сегодняшний день Михаил Грицкан является участником многих всеукраинских и международных песенных фестивалей, шоу программ и популярных телепроектов «Голос страны», «Меняю жену», «Караоке для взрослых», а также снимается в фильмах и сериалах. О том, почему он решил так резко изменить свой жизненный путь и стать артистом, о знаковой встрече с Вилли Токаревым и том, как его песни помогают людям Михаил Васильевич, рассказал в откровенном интервью нашему журналисту.

- Михаил, Вы пришли на профессиональную сцену достаточно поздно, отслужив в армии, закончив сельскохозяйственный институт, поработав по специальности и достигнув достаточно серьезных успехов в бизнесе. Не жалеете, что упустили время и не начали профессиональную карьеру певца раньше?

1

- Я придерживаюсь принципа, что никогда не бывает поздно и никогда не бывает рано. Все что случается в нашей жизни приходит в свое время. У меня есть новая песня, в которой есть такие слова «Все теперь на своих местах. У меня есть ты». У меня тоже теперь все на своих местах. Я тоже раньше думал, что чем раньше, тем лучше. Но в жизни это не всегда так. Например, если бы я занялся профессиональным пением раньше, когда у меня были маленькие дети, то мне бы приходилось разрываться между ними и сценой. А так я смог посвятить время и своим дочерям и потом, не отвлекаясь на них, заняться уже и пением.

- То есть маленькие дети – мешают творчеству?

- Нет. Но иногда маленькие дети мешают спать (смеется). Это шутка. Я бы сказал, что дети – это цветы творчества. У меня три дочки красавицы, которых я очень люблю. И они, в том числе, вдохновляют меня на мое творчество.

- Если заговорили о творчестве, то хотел спросить у Вас, почему Вы никак не определитесь с жанром и поете песни от шансона до рока, от баллад до народных песен?

- Мне нравятся разные жанры. Мне хочется петь разные песни в зависимости от моего настроения. Мне хочется, чтобы мои песни услышало, как можно больше людей разных возрастов и с разными музыкальными предпочтениями. Да, в основном все певцы концентрируются на каком-то одном жанре, развиваются в нем, постоянно «бьют» в одно место и благодаря этому быстро добиваются результата, добиваются популярности. А вот «распыление» в творчестве, оно не всегда хорошо для артиста. Но я никуда не спешу. Мне хочется дотронуться до души каждого слушателя, до тех, кто любит шансон, кто любит поп или рок, для тех, кто любит лирику. Кстати, если говорить об украинском шансоне, то он у нас достаточно «широкий». У нас не все понимают значение слова «шансон». У нас еще с советских времен сложился стереотип, что шансон – это в первую очередь блатная музыка. Но на самом деле – шансон, это песни, которые имеют сюжет, имеют сценарий. Это песни для души. Достаточно вспомнить известный французский шансон. Другое дело, что в шансоне есть разные направления – песни для женщин, песни для друзей, философские песни и так далее. Я считаю, что у нас на сегодняшний день наш украинский шансон очень культурный, очень лирический и очень душевный. Поэтому мои песни звучат и на радио «Шансон», и на радио «Пятница», и на «Русском радио».

- Я знаю, что Вы на протяжении всей свой жизни чему-то учитесь. Получили второе, уже музыкальное образование, осваиваете новые жанры, новые приемы работы на сцене. А чему Вы научились у Вилли Токарева, с которым у Вас была совместная концертная программа?

- Каждый артист, да и не только артист, а и простой человек, должен постоянно чему-то учится. Я считаю, что люди, которые говорят, что им нечему учиться, это не мудрые и недальновидные люди. Жизнь постоянно нас чему-то учит и именно поэтому мы с годами приобретаем мудрость и опыт. Поэтому я и стараюсь чему-то учиться, приобретать самый разнообразный опыт. Именно поэтому я и соглашаюсь принимать участие в каких-то конкурсах и телевизионных проектах. Меня часто спрашивают: «Почему Вы принимали участие в передачах «Голос країни» или «Міняю жінку»?» И я всегда отвечаю, что для меня каждый такой проект открывает что-то новое, что-то интересное, дает какой-то жизненный и профессиональный опыт. Поэтому я советую всем молодым артистам, которых куда-то приглашают, чтобы они не боялись экспериментов. Это все им пригодиться, это все им зачтется. Если есть такое предложение, то это не случайно. Это жизнь дает Вам какой-то шанс. Шанс чего-то достичь, чему-то научиться. В жизни вообще все не случайно.

2

Даже встречи в нашей жизни не случайны. И встреча с Вилли Токаревым, стала для меня одним из самых важных, одним из самых кардинальных событий в моей жизни. Нас пригласила Татьяна Гнедаш (главный продюсер телеканала «Украина», занимается созданием телесериалов, - прим. редакции) сниматься в сериале «Джамайка». Мы играли двух известных певцов, которые фактически спасли от банкротства один клуб, начав выступать в нем. И через полгода в этом клубе уже были полные аншлаги. И вот эта, вроде бы случайная встреча с Вилли Токаревым, оказала на меня и мою карьеру огромное влияние. Я действительно очень многому у него научился и благодарен Господу Богу, за то, что на моем жизненном пути мне встретился такой человек, как Вилли Токарев. Я всегда считал и сейчас считаю Владимира Высоцкого своим заочным учителем. И мне Бог подарил еще одно учителя, настоящую легенду в мире музыки – Вилли Токарева.

- И как же все-таки состоялся Ваш совместный концертный проект? Извините, но Вилли Токарев в то время действительно был «живой легендой» в мире музыки, а Михаил Грицкан – только начинал восхождение к вершинам карьеры певца и был известен достаточно ограниченному кругу поклонников. Многие удивлялись почему Вилли Токарев согласился петь вместе с Вами.

- Мы по сюжету «Джамайки» должны были исполнить совместно две песни. И когда мы их записывали на студии, и Вилли Токарев услышал мой голос, то прямо мне сказал: «Миша! Я такого баритона как у тебя, не слышал давно. Почему тебя никто не знает, как певца?» Я ему отвечаю, что профессионально начал заниматься музыкой последние пять лет, а до этого был агрономом, выращивал хлеб, занимался бизнесом.  Кстати тогда у меня еще были сомнения, не поздно ли я этим занялся, может стоило раньше начать петь. Я решение принял, но сомнения все-так были.  И вот эти самые сомнения мне «стер до нуля» именно Вилли Токарев. Он мне сказал, что у меня очень сильный голос и артисты с таким голосом работают до ста лет. Именно он дал мне уверенность в том, что все у меня получится. Я после встречи с ним понял, что ничего зря у меня не было, что я все правильно делаю, иду правильным путем, что Бог дал мне возможность заниматься любимым делом - быть на сцене, профессионально петь. А потом, когда мы закончили сниматься в этом проекте Вилли Токарев мне сказал: «Я был очень рад поработать с тобой в кино и я с большим удовольствием поработал бы с тобой на одной сцене». И вскоре после окончания съемок в фильме мы запланировали большой тур, который назывался «А жизнь она всегда прекрасна» по названию песни Вилли Токарева. К сожалению, мы успели дать только семь концертов, потом у нас началась революция, боевые действия на Востоке страны, и мы были вынуждены этот проект приостановить. Мы надеялись, что когда ситуация стабилизируется, мы снова возродим этот проект, но два года назад Вилен Иванович умер. Его смерть - это действительно большая утрата в мире музыки. Он – настоящий пример для всех артистов, как себя нужно вести с людьми, как не «зазвездиться», как всегда оставаться честным, порядочным и доброжелательным. Вы знаете, артист может очень легко понравиться зрителям. Сейчас для этого есть специальные технологии, которые практически любого могут сделать «звездой». А вот остаться при этом человеком, который не ставит себя выше толпы - это дано не каждому. И Вилли Токарев был как раз таким человеком. Он мог часами очень просто общаться с поклонниками, фотографироваться и раздавать автографы, не отказывая никому. Он мог часами петь, если зрители его не отпускали со сцены…. Вы знаете, про него можно рассказывать сутками. Я очень сожалею, что не был у него на похоронах. Просто не смог тогда. Но я сейчас продолжаю общаться с его вдовой Джулией. И мне очень приятно, что одну из двух голливудских звезд, которые Вилли Токарев носил всегда на своем пиджаке, он попросил передать после его смерти Мише Грицкану из Черновцов. Представляете, что это для меня значит!?

- Помимо «Джамайки» Вы снялись еще в нескольких фильмах. Пытаетесь реализовать себя и как киноактер?

- Я специально не стремлюсь попасть в кино. «Джамайка» – это был мой первый опыт съемок в кино. Потом известный молдавский режиссер Валериу Жереги увидел меня на Бердянском кинофестивале. После он мне говорил: «Когда я увидел тебя на сцене, услышал, как ты поешь, то был уверен, что ты очень известный в Украине артист и певец. И подумал, что мне бы хотелось снять такого артиста у себя в кино». И он пригласил меня на главную роль атамана повстанческой украинской армии в фильм «Оккупация». Потом в силу определенных причин производство фильма было приостановлено. Доснимали его уже в 2016 году в Одессе, но в сценарий были внесены серьезные изменения. Поменяли и режиссера. Если изначально фильм должен был рассказывать историю повстанцев «Холодноярской республики», то в новом сценарии действие развивается в начале 1970-х годов, когда молодой режиссер собирается снять фильм про тех же холодноярских повстанцев, но ему это не дает сделать КГБ. После окончания съемок фильм вышел в прокат в 2018 году под названием «Зрадник». И еще у меня есть очень хороший фильм «Легенда Карпат», в котором я сыграл дядю легендарного опришка Олексы Довбуша, который был его наставником и учителем, учил его законам опришкив, учил народной мудрости. По легенде Олекса Добвбуш до 5 лет был немым, совсем не разговаривал. И мой герой отвозит малого Олексу к мольфару, чтобы тот его вылечил. И там по дороге к мольфару у нас была очень интересная сцена с диким кабаном. Это был настоящий дикий кабан, которого специально купили для съемок. Его привязали за задние ноги, он мог бегать и якобы нападать на нас. Я должен был вступить в борьбу с кабаном и убить его. И это была первая кровь, которую Олекса увидел в своей жизни. После этого мы все-таки добираемся к мольфару и там Олекса произносит свое первое слово «мама», а мольфар увидел его силу. Олекса Довбуш был физически очень сильным человеком, но помимо этого он обладал еще и способностью читать тайные знаки, предугадывать события. Поэтому его так долго и не могли поймать. Кстати знаете, что меня поразило во время съемок этого фильма? Когда мы с режиссером искали в селах предметы быта, национальные костюмы, то люди старшего поколения, при упоминании Олексы Довбуша всегда вставали и снимали шапку. Представляете?! С тех пор прошли уже сотни лет, а люди помнят! Он для них как святой. И вот за этот фильм я получил приз на Трускавецком международном кинофестивале «Корона Карпат» за лучшую мужскую роль второго плана.

- А что, кабана Вы действительно убили?

- Нет. Кабан остался жив. Поскольку мы его купили, то могли делать с ним, что угодно. И сначала хотели показать действительно, как пуля попадает в кабана, когда вуйко Стефан, котрого я играл, в него стреляет. Но потом мы решили его не убивать. И после съемок сцены, просто отпустили его. А кровь уже «дорисовали» с помощью технологий.

- Я знаю, что Вы свободно общаетесь на украинском, русском и румынском языках. Но в принципе певец может общаться со своими слушателями даже, если те не понимают языка, на котором он поет. Может особой энергетикой передать слушателям некий эмоциональный посыл. Согласны с этим утверждением?

- Я еще немного и французский знаю. Недавно, кстати был во Франции. Что касается Вашего вопроса, то для меня в моих песнях всегда важны слова. Мне лично как артисту нравятся песни, которые имеют смысл, имеют сюжет, имеют историю. Я считаю, что если по сюжету песни можно снять фильм, то это настоящая песня. Поэтому, когда ко мне подходят люди и говорят; «Миша, вот эта песня – точно про меня», для меня это самая высокая оценка. 

Но певец действительно может общаться с аудиторий, не понимающей языка на котором он поет. И тому есть много примеров. Лет пять назад у нас был концерт в рамках Бердянского кинофестиваля, на котором я спел рок-балладу на румынском языке. И там была девушка Настя, представитель организаторов, которая просто влюбилась в эту песню, хотя не знала ни одного слова на румынском языке. Так что кому-то важны слова, кому-то музыка. А кому-то – энергия, которую эта музыка передает. В принципе музыка - это и есть энергия. Мне часто пишут люди о том, какое влияние мои песни оказывают для них. Для кого-то моя песня стала семейным гимном, кому-то она помогла справиться с какими-то жизненными ситуациями. Одна женщина мне написала: «Миша, Ваша «Мамина пісня» спасла мне жизнь». Она хотела наложить на себя руки, но войдя в дом услышала мою песню, и это остановило ее от этого шага…. Когда читаешь такие вещи, то становится по-настоящему страшно. И ты понимаешь, что занимаешься тем, чем и должен заниматься. Что та энергетика, которую я через свои песни передаю людям – им нужна. Эти ощущения очень сложно передать словами. И я хочу сказать, что не только людям нужны мои песни, но и мне нужны их эмоции, которые я вижу и ощущаю на своих концертах. Именно поэтому мне было тяжело пережить этот год, когда мы все сидели на карантине и у меня не было концертов, не было живого общения с людьми. Когда я выхожу на сцену, то словно попадаю в другой мир. Я могу быть уставший, могу быть раздраженный, но когда я начинаю петь, то все это исчезает и забывается на второй песне. Я на два часа забываю обо всем на свете и для меня нет никого и ничего, кроме тех песен, которые я пою, кроме тех людей, которые меня сейчас слушают.

- Как я понял, что для Вас очень важна оценка слушателей, важно, как они понимают Ваши песни?

- Конечно! А самая высокая оценка моего творчества для меня, когда я слышу, что мою песню поют дети или пьяные. Это самый верный показатель популярности песни. Дети – они ни от кого не зависят. Их нельзя заставить петь на улице то, что им не нравится. Они максимально честные в своих предпочтениях. И то же самое с пьяными. Пьяный будет петь не то, что нужно или корректно, а то, что у него идет от души. Это, конечно, шуточный тест, но, тем не менее, он достаточно показателен. Это означает, что песня уже «пошла в народ» и живет отдельно от исполнителя. 

- Мир шоу-бизнеса довольно жесток. Пробиваться на верх зачастую приходится, переступая через какие-то моральные принципы. А как Вы строите свою карьеру? Что делаете для того, чтобы закрепиться в «высшем эшелоне» исполнителей украинской эстрады?

- У меня нет истеричного желания стать «большой звездой». Да, я готов принимать участие в любых проектах. Но такого как было раньше, когда я рвался вперед, когда мне хотелось везде быть и везде успеть, у меня сейчас нет. Я просто понял, что я иду в правильном направлении и все идет так, как и должно быть. На сегодняшний день у меня в репертуаре 168 песен. За такой короткий путь профессиональной деятельности – это очень много. Есть артисты, которые работают по сорок лет, но у них в репертуаре гораздо меньше песен. Так что мне есть чем гордиться и есть понимание своего места в творчестве. Для меня мое творчество, это не просто хорошие песни, хорошая музыка, хороший звук. Это нечто большее. Это что-то внутреннее. Это энергия, которая нужна мне и нужна людям. Та песня, которая заставляет переживать меня, она вызовет соответствующие эмоции и у слушателей. Тогда эта песня стает чем-то большим, чем просто песня. Эта песня стает лекарством для души. Я только об одном жалею, что меня мой отец не успел увидеть на большой сцене. Моя песня «Батьку мій» - это посвящение моему отцу. Это разговор с отцом, котрого нет. Мой отец считал, что артист – это несерьезная профессия. Думаю, что сейчас, если бы он увидел меня на сцене, то изменил бы свое мнение.

Новости партнеров