Роман Фалеев: «Именно в Каменском начался мой "Путь меча"»

Опубликовано bugaev - ср, 10/13/2021 - 16:00
фалеев

Накануне Дня украинского казачества мы встретились с нашим земляком президентом Национальной федерации хортинг фехтования Украины Романом Фалеевым.

2

Роман рассказал, как создавался этот уникальный стиль, в котором практикуются боевые навыки оригинального сабельного боя запорожских казаков и почему именно в нашем городе создается региональный центр Хортинг фехторвания

- Роман, «Хортинг фехтование» - это воссозданный вид боевых искусств. Поскольку секреты настоящего казацкого боя на саблях были утеряны в силу различных причин, Вам пришлось самому заново придумывать все технические элементы, системы тренировок и так далее. Но насколько «Хортинг фехтование» может претендовать на то, что все эти элементы не просто выдумка и имеют какой-то чисто внешний эффект, а действительно является боевой системой максимально приближенной к той школе фехтования, которая практиковалась украинскими казаками?

- Это очень важный и действительно правомочный вопрос. Его мне задают многие: и те, кто приходит к нам тренироваться, и те, кто интересуется извне нашим видом спорта. И здесь возникает много, казалось бы, противоречивых моментов. Если мы будем говорить откровенно, то реальная боевая традиция фехтования запорожских казаков, которая бы передавалась из поколения в поколение, от предков к потомкам, она, к сожалению, прервалась и не дошла до нас. Казачество в Украине было расформировано. Оно исчезло как классовое явление, как сословная единица в том обществе, в котором оно существовало. Это произошло в том числе и потому, что казачество в Украине стало ненужным и самим казакам. Они сами уходили из казачества. В том числе они переходили в дворянское сословие, они шли дальше на службу в регулярные части Российской империи. Они постепенно стали профессиональными военными нового времени. Другие выходили в крестьяне, работали на земле. Некоторые стали заниматься торговлей, - выходили в купцы. Те запорожские казаки, которые выбрали далее путь профессиональных военных, он все свои боевые навыки, все свои методики тренировок естественно оставляли при себе. Но постепенно на их умения «накладывалась» школа армейского фехтования, которая в Российской армии практиковалась так же, как и в армиях других стран мира. В результате вся система уникальной запорожской школы фехтования постепенно «размылась». А те казаки, которые уходили в другие сословия, не оставили никаких секретов своего боевого мастерства. По крайней мере нет никаких исторических сведений о том, что был какой-то запорожский казак, который передавал секреты сабельных ударов своим потомкам, а те далее – своим потомкам. И что таким образом эта школа где-то сохранилась в каким-то селе, а потом этот факт «раскопали» ученые и нашли дедушку, который сохранил это умение. У меня таких данных нет. Поэтому мы отталкиваемся в первую очередь от реконструкции. Плюс исторические исследования. 

В принципе, любое боевое искусство в современном виде возникает двумя способами. Первый способ – это от частного к общему. Это когда появляется некий Мастер, который владеет неким искусством, неким стилем ведения боя. Со временем этот стиль признается эффективным и появляются люди, которые хотят этому стилю обучаться у этого Мастера. Так возникает Школа, если этот Мастер может аккумулировать свой стиль в некую методу и начать его преподавать своим ученикам. Именно так возникли школы японских боевых искусств. Но если мы рассмотрим эти школы, то в них говорится так или иначе об одних и тех же вещах, но по-своему. Индивидуальная манера боя, она все равно «заточена» под индивидуальные кондиции и физические возможности того бойца, который этот стиль основал. И в этом его главный недостаток.

Потому что этот стиль не всем может подойти. Люди все разные. У них задачи и цели разные - ради чего они этот стиль изучают. Оружие тоже может изменится, что мы в той же Японии неоднократно наблюдали. 
Поэтому у нас в Хортинг фехтовании применяется другой подход. Мы его называем научный или системный. То есть, зная единую теорию фехтования, зная, как «работает» фехтование в целом, мы пришли к созданию своей школы по принципу от общего к частному. Мы даем своим ученикам знание о фехтовании, знание о механиках, о движениях сабли, о всех законах фехтования, которые были людьми аккумулированы в разное время и в разных эпохах. Но так или иначе, как это не парадоксально звучит, до определенного периода не было какой-то единой систематизации, не было единой теории фехтования. Так мы считали пока не познакомились с работами Михаила Черняховского, Александра Борисовича Зелендинова, которые еще в советское время начали практиковать фехтование и изучать его. Александр Зелендинов в соавторстве Юрием Сенчуковым написали книгу «Единый язык фехтования», в которой они представили миру свою редакцию, свое видение единой теории фехтования. Мы «взяли на вооружение» их выводы и потом просто «наложили» их на уже известный исторический контекст запорожского казачества: культуру, быт, тактику и стратегию ведения боя, примерную систему подготовки воинов. Таким образом мы смогли с большой долей правдивости воссоздать систему сабельного боя запорожских казаков. 

Казаки в том временном периоде истории были высокопрофессиональными воинами, как те же ландскнехты, швейцарские пикинёры или итальянская наемная пехота. Эти люди жили войной, люди на ней зарабатывали. И если мы сейчас задаемся вопросом, как же у запорожских казаков была налажена система воинского обучения, то она была идентична любым другим системам профессиональных воинских сообществ в Европе. Они были организованы по феодальному или «цеховому» принципу. То есть был цех, внутри этого цеха была своя самоорганизация, был «контроль качества». И новые рекруты проходили соответствующий отбор и обучение. У запорожских казаков были опытные бойцы, которые прошли не одну военную компанию, и именно они обучали новичков. Этот же принцип практиковался в любой средневековой армии. Плюс, у запорожских казаков была очень крепкая общинная организация, товарищество казаческое и все знания об оружии о боевых искусствах казаки получали коллективно. Конечно были и у них Мастера и уникальные бойцы очень высокого уровня, но в целом это была однородная среда, которая выращивала профессиональных воинов. Мы этот принцип перенесли в свою школу. У нас в Хортинг фехтовании этой средой на первое время будет выступать наука – то есть системно организованный курс подготовки, который человек сможет освоить даже без наличия какого-то авторитетного сенсея. Безусловно, у нас есть тренера и инструкторы, но сам курс построен настолько самодостаточно, что человеку уже с первых тренировок дается понимание, как работает фехтование, как работает сабля и не только. То есть человек, пройдя этот курс, будет понимать, как «работать» любым холодным оружием. После двух месяцев обучения он уже может выходить в спарринг и в этом спарринге он не будет чувствовать себя «мальчиком для битья». Он будет понимать, что с ним происходит, что он делает, как себя следует вести. У него, понятное дело, сразу не все будет получаться, потому что сначала у него не будет хватать ни опыта, ни навыков. Но он не будет чувствовать себя «уязвленной жертвой» и в этих спаррингах, как раз и приобретет реальные боевые навыки. И ему будет интересно. Этот подход, как раз и отличает Хортинг фехтование от других школ. Мы не даем каких-то секретных техник, которые нужно практиковать годами, чтобы достичь какого-то уровня мастерства, мы даем человеку сразу все, что ему может пригодиться. Естественно, что это дается дозированно, постепенно, но человек сразу начинает приобщаться к искусству фехтования и сразу получает практические знания. Если он «втягивается», проходит базовый курс фехтовальной подготовки, он уже получает определенный технически-тактический арсенал, может выходить на соревнования и там чувствовать себя достаточно уверенно.

- Почему именно в Каменском Вы решили создать региональный центр Хортинг фехтования по восточному региону Украины?

- Во-первых, Каменское, это историческое место, где жили казаки, о чем свидетельствуют исторические факты. Во-вторых, в Каменском традиционно довольно активно развиваются боевые искусства, есть некий конгломерат людей, увлекающихся различными видами единоборств, в том числе и национальных.  И есть люди, которые заинтересованы именно в развитии Хортинг фехтования, как национального вида единоборств. А как известно, кадры решают все. Это основа любой организации.  И тут такие кадры есть. Поэтому мы достаточно быстро сможем тут подготовить профессиональных инструкторов, которые и составят костяк этого регионального центра. А в-третьих, это мой родной город, я тут окончил школу, я тут впервые начал заниматься боевыми искусствами. Поэтому это место обладает для меня некой сакральной силой. Я тут впервые пришел в зал к моему первому сенсею - Валерию Александровичу Зинченко и интерес к работе с клинковым оружием у меня возник как раз в Каменском. Тот есть, мой «Путь меча» начался именно тут. И я очень хочу, чтобы в Каменском был мощный центр национальных боевых искусств, а не только Хортинг фехтования. Я хочу, чтобы развивались другие национальные стили, которые у нас практикуются и приходили новые стили. Это все очень здорово и правильно.

- Если говорить о возрождение национальных украинских боевых искусств, то сейчас это направление достаточно конъюктурное, если можно, так сказать. Вы, решив создать школу Хортинг фехтования, тоже ориентировались на то, что подобный стиль может быть востребован патриотически настроенными слоями общества и поддержан на государственном уровне? Или определяющими были другие причины?

- На самом деле, возникновение такого стиля, такой школы, такого вида спорта как Хортинг фехтование, в том виде, в котором он сейчас существует, произошло благодаря развитию науки и техники. У меня всегда была мечта развивать боевое прикладное фехтование. Но это очень опасная штука. И практиковать реальную боевую фехтовальную технику и тактику – довольно проблематично. Потому что это опасно. Поэтому боевое фехтование никогда не подразумевало никаких соревнований в силу того, что там все «заточено» на уничтожение противника. Отсюда мы должны понимать, что есть некое «условно боевое фехтование», когда мы заменяем реальное оружие тренировочными макетами, когда мы вводим некоторые дополнительные ограничения и правила. И чем больше таких условий, тем больше фехтовальная техника и тактика редуцируются, уходят от первоисточника, от первоочередных задач, ради которых оно изучается. Такая редукция на протяжении достаточно большого времени: от средневековья и до наших дней, - она имела место, в силу того, что профессиональные воины, которые хотели оттачивать свои боевые навыки, они это старались делать без ущерба для своего собственного драгоценного здоровья. Потому что восстановить это здоровье, особенно с учетом уровня средневековой медицины, да и медицины 17-19-го веков, было очень проблематично. Поэтому они искали какие-то технологические решения. Так в Японии появились бамбуковые мечи, а в Европе - федершверты. А в 21-ом веке, с появлением новых технологий и новых материалов, этот вопрос сам собой начал решаться.

1

Появились полимерные материалы повышенной прочности, из которых возможно создать макеты тренировочного спортивного оружия, которое по своим массогабаритным параметрам практически не отличается от боевого и при этом им можно безопасно фехтовать. Поэтому если мы говорим о Хортинг фехтовании, то этот вид сорта, эта боевая система возникла и зиждется на трех китах. Первый – технологии производства и применения тренировочного спортивного оружия, максимально приближенного к боевому и которое позволяет практически не редуцировать боевые фехтовальные приемы и техники. Второй – это система подготовки, о которой я уже говорил. То есть у нас есть единая теория фехтования, которая позволяет реконструировать и воссоздать ту школу или тот стиль фехтования, который вам нужен. Просто потому, что мы сейчас знаем о фехтовании больше, чем о фехтовании знали те же самые казаки, ландскнехты, самураи, рыцари. Нужное – просто подчеркните.  Используя научный метод, научный подход мы можем научить фехтовать практически любого человека, любого пола и любого возраста, исходя из его индивидуальных особенностей, кондиций и так далее. Даже если этот человек обладает определенными функциональными ограничениями, имеет инвалидность, то он все равно может фехтовать и получать от этого удовольствие. Более того – фехтовать на уровне с другими людьми у которых нет подобных страшных диагнозов. И тут мне хочется сказать отдельное большое спасибо Валерию Александровичу Зинченко, который один из первых в Украине стал практиковать подобный подход в обучении восточным единоборствам. И третий кит Хортинг фехтования – это уникальные спортивные правила. Потому что в первую очередь – это вид спорта. А значит он предполагает фехтование по каким-то правилам. Мы не можем сделать соревнования в том же боевом фехтовании, потому что это будет уже не боевое фехтование. Это невозможно с точки зрения логики. Однако та система правил, которая применяется в Хортинг фехтовании, позволяет максимально приблизить спортивное фехтование, соревновательное фехтование, к принципам боевого фехтования.  И позволяет спортсменам или людям, которые пришли заниматься Хортинг фехтованием, как физкультурой для своего саморазвития, для своего здоровья, практиковать ту же самую технику, что и в боевом фехтовании. Вот это три кита, на которых воссоздана школа Хортинг фехтования.

Возвращаясь к тому, насколько эта школа идентична настоящему запорожскому фехтованию на саблях, хочу подчеркнуть, что мы придерживаемся принципа, что клинок определяет технику. Нельзя по объективным физическим законам определенным клинком фехтовать по-другому. И зная, все параметры казацкой сабли, мы можем с большой долей вероятности воссоздать технику ее эффективного применения. Ты просто берешь клинок, и он диктует тебе условия.  Ты к нему подстраиваешься, а не наоборот. 


 

Новости партнеров